Честно говоря, на дух не переношу все эти мерзкие имидж борды. Двачи, Ычи, Фочаны и прочие. Когда смотришь на это все возникает ощущение, что под ником «Anonimus» скрывается огромное многоголовое японское чудовище собранное из огромного числа малолетних мудаков и совокупляющихся негрил. Ну такое с тентаклями, еще в японском хентае часто фигугрируют разные его подвиды.
Однако как показала практика не все так плохо. Есть там и отличные человеки понимающие толк в бесконечной резне, вселенской ненависти и вере в святого Бога-Императора. К сожалению, без нигрил не обошлось и на этот раз…

Итак, представляю вам «Битву за чОрный передел».
*Дабы полнее понять тему Такреда Превозмогающего следует прочитать отличный комикс под редакцией Дена Свет-Аббнета.
**Порядковые номера наиболее забавных, по моему мнению, отжигов выжернены.

1.
9000 мерзких зеленых тварей штурмовали имперские позиции. Капеллан Обвиозо всматривался в толпу атакующих, разрабатывая хитрый план для контратаки. С орками необходимо было кончать, эта погань уже начинала доставать.
«ТАНКРЕД ПРЕВОЗМОГАЕТ» — услышал капеллан знакомый голос дредноута.
Отлично, теперь сокрушительная противопехотная мощь древнего воина разметает зеленокожую мразь по окрестностям, подумалось капеллану, и он взмахнул крозиусом, начиная атаку. ВНЕЗАПНО капеллан заметил, что долбанутые технодесантники приделали дредноуту не ту руку.
«Мультимельта?» — нервно выдохнул капеллан через свою маску. — «На черта нам МУЛЬТИМЕЛЬТА?»
Дредноут зашумел сервомоторами, дождался когда орки приблизятся на убогую дистанцию его оружия, прицелился и выстрелил в набигающих. Струя мельты задела кого-то сраного гретчина. Зеленая орда накатилась на позиции космодесанта, началась битва. Размахивая своим священным оружием и тыкая им в зеленые морды, капеллан пообещал себе отомстить техножрецам, если конечно ему удастся выжить…

2.
9000 мерзких зеленых тварей штурмовали имперские позиции. Капеллан Обвиозо всматривался в толпу атакующих, разрабатывая хитрый план для контратаки. С орками необходимо было кончать, эта погань уже начинала доставать.
«ТАНКРЕД ПРЕВОЗМОГАЕТ» — услышал капеллан знакомый голос дредноута.
Отлично, теперь сокрушительная противопехотная мощь древнего воина разметает зеленокожую мразь по окрестностям, подумалось капеллану, и он взмахнул крозиусом, начиная атаку. ВНЕЗАПНО капеллан заметил, что долбанутые технодесантники приделали дредноуту не ту руку.
«Мультимельта?» — нервно выдохнул капеллан через свою маску. — «На черта нам МУЛЬТИМЕЛЬТА?»
Дредноут зашумел сервомоторами, дождался когда орки приблизятся на убогую дистанцию его оружия, прицелился и выстрелил в набигающих. Струя мельты задела кого-то сраного гретчина. Зеленая орда накатилась на позиции космодесанта, началась битва. Размахивая своим священным оружием и тыкая им в зеленые морды, капеллан пообещал себе отомстить техножрецам, если конечно ему удастся выжить…

3.
Второй сектор имперской обороны долгое время находился под тяжелым обстрелом. Земля превратилась в отвратительное болото, в котором намертво увязали серо-оранжевые десантники. Капеллан Обвиозо руководил извлечением из навоза «Предатора».
«И раз! И два! За Императора!» — танк поддался и все-таки вылез наружу. Опять начался обстрел. Один из сержантов набрался смелости и сказал:
«Капеллан, второй сектор невозможно оборонять!»
«Сержант, это важнейший пункт нашей обороны на этой планете» — прогудел капеллан с морозом в синтезированном голосе.
«Ээ, есть возможность занять нулевой сектор без ущерба стратегическому положению» — сержант показал своим толстым пальцем от силового кулака на отдаленную возвышенность.
Капеллан напряг старую аугментику и увидел, как прекрасен нулевой сектор. Удобная возвышенность, где нет никаких болот, которая не изрыта ямами, и откуда можно превосходно вести огонь по наступающему противнику.
«Неплохо. Однако зеленокожие могут воспринять это как отступление. Надо ведь поддерживать боевой дух. Император помоги» — Обвиозо задумался.
«Будем занимать новую позицию постепенно» — сказал капеллан вслух. Сержант и слышавшие разговор двачемарины обрадовались и вознесли тихие благодарности Золотому Трону.

4.
Капеллан, отдыхая от битв с орками, предавался воспоминаниям о старых победах…
«Раскайся!» — Капелан Обвиозо в своем личном бункере пытал пойманного культиста.
«Раскайся!»
Культ Доверастии был одной из худших напастей целого сегментума в этом тысячелетии. Проклятый культ рос, несмотря на активные меры объединенных имперских сил. Только тотальные зачистки могли спасти Империум в эти дни.
Культист-довераст, несмотря на обманчиво-детское невинное лицо, яростно сопротивлялся и богохульствовал. Капеллан уже умертвил сегодня пару тысяч и был несколько утомлен, поэтому дело не шло, еретик все не раскаивался.
«Да что это такое в самом деле?» — спросил Обвиозо у тупого ребенка. Тот пустил слюну.
«Ладно, черт с ним. Пусть сервитора сделают, мой вроде как неисправен» — подумал капеллан.
Действительно, его собственный сервитор бился головой о стенку и мерзко смердел.
«Техножреца мне,» — капеллан отдал приказ в свой вокс.
Через некоторое время в келью на колесиках вкатился техножрец и со скрежетом спросил:
«Так, из этого сделать вам увеселительного сервитора… Тип АТ845-69/П… Попку ему расширить?» — уточнил техножрец техническое задание.
Капеллан с ненавистью подумал о Культи Доверастии и холодно ответил:
«Нет.»

5.
Капеллан Обвиозо дремал под грохот орочьих орудий и мучился кошмарами, история с мультимельтами расшатала даже его крепкую психику. Ему снились курицы. Огромные курицы, гнусненько кудахтая, наступали сплошной стеной на позиции двачемаринов. Курицы тужились и откладывали яйца, оставляя за собой поле, сплошь покрытое яйцами, до самого горизонта. Яйца шевелились, в них росли новые куры. Двачемарины палили из мультимельт по всему этому кошмару, и над позициями висел запах жареной курятины. Обвиозо видел себя, сражающегося с исчадиями варпа, и курицы наседали на него, наваливались вонючими тушами, скребли кривыми лапами по нагрудной аквиле. Наконец капеллана повалили, обезоружили. Длинные клювы раскроили его череп, открыв мозг. Затем главная несушка встала над Обвиозо и снесла ему яйцо прямо в капелланский мозг.
Обвиозо с криком проснулся. В келье действительно пахло курятиной, которую ему принесли на завтрак сервиторы. Капеллан понял, что войну на этой планете пора выигрывать.

6.
Сегодня капеллан ордена двачемаринов наконец-то был доволен. На планету привезли имперских гвардейцев, каких-то «Караванщиков». Караванщики, не караванщики, какая разница, думал Обвиозо и представлял себе, как закроет игшниками все дыры в обороне.
После более близкого ознакомления, выяснилось, что прислали им какой-то сброд. Их некомпетентное командование убивало капеллана. В ротах не хватало командных отделений, формировавшие полк видимо не знали ничего о структуре взвода. Бронированные кулаки были почему-то прикомандированы к пехотным взводам. Сами пехотинцы тоже выглядели странно: огромные уродливые респираторы, неуместные длинные шинели… Обвиозо был удручен. Он утвердился в своих подозрениях, которые стали уверенностью, и решил переслать секретное послание своему знакомому инквизитору. Обо всем он рассказал только Танкреду. Дредноут покачал корпусом и поддержал решение капеллана энергичным выхлопом из силовой установки.

7.
Пока капеллан сокрушался, командование бросило гвардейцев в бой. Первые стычки с орками показали, что не смотря на глуповатый вид это хорошие, годные бойцы. Экипажи Химер, на вопрос, прикомандированы ли они к взводам пехоты, бодро отвечали «Всем похуй!» и продолжали расстреливать набигающих орков из мультилазеров. Однажды капеллан даже разговорился с каким-то лейтенантом, и тот поведал, что маски всего лишь следствие природной замкнутости солдат. Никто, кроме офицеров, даже не общался словами, а если было очень надо что-то сообщить, то брал специальную доску и писал на ней грифилем. На доске можно было также рисовать, называлось это чудо имперской технологии — «имэджборда». Также в полку корованиров не было привычных комиссаров. Вместо этого, для поднятия боевого духа бойцов, офицеры развешивали повсюду «мотивационные постеры». Типичный мотивационный постер представлял из себя изображение брутального комиссара в черной рамке. Снизу имелась подпись ИМПЕРАТОР СМОТРИТ НА ВАС. Ниже, мелкими буквами — «как на говно».

8.
Капеллан Обвизио хмуро оглядел поле битвы. Орки, тысячи их, медленно, но верно пробивались сквозь линии обороны.
«Чёртовы мультимелты во всё отряды!» — в который раз выругался капеллан.
ВНЕЗАПНО плотную завесу облаков пробил странный объект, устремившийся к поверхности со страшным воем. Столкновение обьекта с землёй подняло в воздух тучи пыли и сотни орочьих тел, а звук удара на секунду заглушил орочий «ВАААААГХ». Капеллан присмотрелся к обьекту — тот оказался кубом правильной формы, к которому сверху прилепили пирамиду, по размером не уступавшую Монолиту некронов.
«Что за порождение варпа?» — изумился Обвизио, когда обьект выпустил из своего чрева несколько гигантских механорук, медленно поднялся на них над и вдруг с невероятной прытью устремился на имперские позиции.
«НАБИГАЕТ!!!!» — разнёсся над полем битвы крик капеллана.
Обьект стремительно несся прямо на капеллана, отбрасывая с дороги зазевавшихся орков. Уже стали различимы детали механизмов, надписи «AEDES» на всех сторонах обьекта и … герб Талларна. Подоспело долгожданное подкрепление.
Обьект остановился в нескольких метрах от имперских позиций и с грохотом опустился на землю. Со всех четырёх сторон открылись люки и из них с боевым кличем «ХУИТА!» выбижали терминаторы, сразу же вступив в бой с орками. От толпы терминаторов отделился один, без шлема. По этой черте Обвизио сразу же распознал командира и поспешил к нему на встречу.
«Номадус,» — поприветсвтовал тот капеллана, — «командую первой ротой Песочных Корованеров. В моём распоряжении сотня терминаторов с хуитками»
«БЛДЖАД, ПОЧЕМУ ХУИТКИ?! ПОЧЕМУ НЕ АССОЛТКИ?! ПОЧЕМУ, БЛДЖАД, ХУИТКИ?!!!» — подумал капеллан, но вслух начал докладывать тактическую обстановку, — «Всего здесь 4 зоны. Т.е. карта…»

«AEDES» возлавлял острие контратаки, круша орков десятками. За ним строем шли терминаторы, отстреливая из хуиток выживших. Капеллан задумчиво наблюдал и думал, — «Я два года хочу такой дроппод»

9.
Однажды, когда капеллан отдыхал, листая Кодекс Астартес, к нему в келью телепортировались терминаторы. Видимо, опять какой-то техножрец плохо настроил телепортационный луч.
Грубо оттолкнув спящего Танкреда, сержант терминаторов со всей присущей первой роте надменностью спросил:
«Где тут выход?»
Обвиозо указал крозиусом на дверь и тут заметил, что терминаторы как-то странно вооружены.
«Хм, ээ, а что это?» — спросил капеллан, кивнув на необычные пушки.
«А, это хуитки. С Марса получили. А ты тут совсем отстал от жизни…» — ответил терминатор, махнув рукой, как бы показывая, что тут ничего особенного нет и вооружаться хуитками это как бы уже давно рутинный процесс.
«Не видел такого раньше» — сказал капеллан.
Терминатор с особо большой хуиткой начал проявлять признаки нетерпения.
«Ну, может мы пойдем уже, а?»
Сержант терминаторов кивнул, показал Обвиозе аквилу (впрочем, довольно формально), и прославленный отряд ветеранов покинул обиталище капеллана. Танкред в углу что-то пробурчал во сне.
Хуитки все никак не выходили из головы капеллана.
«Вот и до хуиток дошли. Не пойми чего творят. Хуитки, мда» — говорил сам с собой капеллан.
Вдруг он рванул наружу, нагнал терминаторов и спросил того, с большой хуиткой:
«А эта как зовется-то?»
Терминатор устало процедил:
«МУЛЬТИХУИТКА»

10.
Инквизиция прибыла, но это только прибавило капеллану забот. Зачем-то прислали кучу Сестер Битвы, и двачемарины только и делали что рассказывали девушкам пошлые анекдоты (даже про Примарха!). Моральное разложение достигло предела, когда десантники увидели свиту инквизитора.
«Это демонхост или демонетка?»
«Демонхост!»
«Демонетка!»
Неграмотные в вопросах работы с демонами космодесантники терялись в догадках. Об орках и забыли, и когда началась атака, пришлось заткнуть наметившийся прорыв толпой гвардейцев, храни их души Император! Обвиозо только и делал, что пытался восстановить боевой дух, накладывая епитимьи направо и налево.
«Молиться, не развратничать, слушать капеллана!» — провозглашал он, для дополнительной аргументации грозя своим плазмапистолетом.
Инквизитор, впрочем, к хуиткам отнесся спокойно и даже попросил себе одну (для изучения, как он пояснил), а мультимельты его вообще не заинтересовали. Когда Обвиозо больше рассказал ему о всех трудностях, тот сходу предложил Экстерминатус.
«Экстерминируем, и все, что тут медлить. Империум, любезный Обвиозо, в опасности. А теперь еще амасека!» — так и сказал.
Обвиозо попросил его помедлить, все-таки столько воевали тут, победа ведь как-никак близка.
«Ну ладно, пусть поживет еще планетка» — отмахнулся инквизитор. — «А в регицид играешь?»

11!!!
«Танкред, ну проснись!»
«Танкред! Эй»
«ЧЕГО? ПОЛВТОРОГО НОЧИ, КАПЕЛЛАН»
«Да послушай меня»
Танкред нехотя засвистел своими приводами и присел на кровати. Капеллан Обвиозо не спал. Вид у него был измученный.
«НУ ЧТО?»
«Я тебе рассказывал о встрече с моим старым знакомым, Галактическим Гноем?»
«НЕТ. ГАЛАКТИЧЕСКИМ ГНОЕМ? ЕГО ТАК ЗВАЛИ?»
«Да нет, сначала по-другому звали. Это его новое имя, ренегатское, он говномарин»
«АА…»
«Ну так вот. Штурмуем мы баржу, там ренегаты засели, мутанты, всякая такая херь. Это две сотни лет назад было. Вот, там значит нурглитские говномарины. Ну, сражаемся, забрел я в другой отсек, вижу очередного говномарина, и вдруг он мне говорит, мол, ты ли это, Обвиозо? Я отвечаю, я. Но не расслабляюсь, хаос он такой. Разговорились. А это друг мой, еще до того как в орден забрали, представляешь? С одной планеты мы. Нас в разные ордена, а его орден вдруг ренегатским стал. Я ему крозиусом похвастал, все дела. Он мне показал кишки свои, опарышей, червей, говна высрал тут же, все как у них там надо. Говорит мне, хорошо, ты капеллан. Но все равно ты станешь потом самым крутым капелланом, а потом умрешь. А он уже чемпион, станет лордом, потом демонпринцем, бессмертие, короче. Ему ж на все посрать, в прямом и переносном смысле. К жизни спокойно очень относится. Короче нашел человек свое. Я не имею в виду что хаос это хорошо, нет конечно, просто он состоялся, место свое нашел. А я? Меня тут эти мультимельты с ума сводят…»
«СПИ»
«Ну ладно, до завтра»

12.
Сержант Граус и четверо выживших ребят из его взвода защищали бункер на стратегически важной высоте уже пятый день. Вода закончилась, поэтому они пили тошнотворную жирную кровь поверженных тиранидов. Они узнали кровь каких из этих тварей не токсична ценой трех жизней. Патроны к автопушке были на исходе, слава Императору что хотя бы гранат, батарей для хеллгана и для пары древних лазганов было в достатке. Воздух в бункере пропитался запахом смерти. Нога рядового Лесли потемнела выше колена и источала ужасный гнилостный запах. Сам сержант потерял пару пальцев на левой руке и получил кусок шрапнели в живот от своих же. Они были в отчаянии. Позавчера, когда вокс-связь еше не пропала, им пообеали поддержку из ближайшего города-улья, как только там отобьют следующую атаку тиранидов. Единственное что вселяло надежду — тремястами метрами западнее, немного за холмом был еще один такой же бункер. И из него тоже раздавались выстрелы еще вчера. Значит она пока не единственные выжившие на этой планете.
Волна тиранидов прошла с севера на юг через этот бункер ее четыре дня назад, уничтожив по пути два полка Имперской Гвардии. Сейчас они отбивались от разрозненных групп мелких и средних хищников, пытающихся полакомиться содержимым бетонной коробки. Земля перед амбразурами была просто завалена телами воинов-тиранидов среди которых изредка попадались мертвые ликторы.
Рядовой Чейз, худощавый бледный парень, занимавшийся в основном техникой и отмеченный полковыми техножрецами как подающий надежды молодой человек, отвлекся от многочисленной связной аппаратуры, стащенной в бункер еще в самом начале нашествия тиранидов:
— Сержант! Я наконец-то получил данные с орбитального маяка-ретранслятора! Флот, базировавшийся над нами, ушел в варп-пространство четыре часа назад. Кажется планету эвакуировали…
— Ебать меня паверфистом, что же теперь с нами будет?! — воскликнул в отчаянии Граус, потеряв впервые за пять дней самоконтроль. Он заплакал.
— Сержант, постойте… Один корабль возвращается… — Чейз что-то засек на аппаратуре — Точно. Прямо над нами из варпа вынырнула, судя по опознавательному коду, десантная баржа космодесанта! Астартес! Мы спасены, сержант! Вы слышите? Спасены!
Сержант всё продолжал плакать, но теперь от радости. Гиганты-космодесантники, герои, живые легенды, они принесли кровавое возмездие прожорливым тиранидам.
Внезапно из дальнего угла бункера послышался голос рядового Лесли:
— Сэр, северо-северо-запад, группа ликторов, пять или шесть, быстро приближаются, пятьсот метров.
— К оружию! Мы обязаны продержаться! Чейз, ты пытайся выйти с ними на связь!
Раздались выстрелы автопушки и громкие щелчки лазганов. Бой начался. Космодесантники всё не выходили на связь.
Тем временем от баржи отделилась одна-единственная десантная капсула. Она вошла в атмосферу и нацелилась прямиком на бункер. Уже через семь минут она взрыла землю в сотне метров от бункера, в то время как в самом бункере израненный сержант Граус всё прокалывал штыком тело последнего ликтора, ворвавшегося в бункер. В живых остался только он и парень с распухшей ногой за автопушкой. Но капсула прибыла. Это главное.
Сержант высунулся по пояс из бункера и всмотрелся в клубы пыли, поднятые десантным модулем. Из них резвой походкой вышел Он. Черные доспехи контрастировали с белой маской-черепом. На черепе красовалась черная буква «О», в руке была начищенная до блеска штормхуитика мкII. Сержант догадался — это капеллан.
Капеллан подошел к бункеру и заговорил:
— Капеллан Обвиозо. Итак, вы будете убиты в течении следующей пары суток, потом превращены в биомассу, доставлены на материнские корабли флота-улья и использованы как материал для создания новых тиранидов.
— Что? Как?.. А разве… — растерянно спросил сержант.
— Ты спросил «Ебать меня паверфистом, что же теперь с нами будет?!», сержант. Я ответил. Моя миссия выполнена здесь. Рад был помочь.
В небе появился «Громовой Ястреб», снизился до высоты в пару метров завис в воздухе, в нем открылся боковой люк, к которому бодрым шагом направился Капеллан Обвиозо. Ему еще столько предстояло сделать. В далеком мире-улье чиновник открыл конверт с уведомлением об увольнении и воскликнул «как это понимать?». Какой-то Арбитес сказал напарнику по внутреннему воксу «Привет Гарри, это ты?» Капеллану предстояла масса работы.

13.
После очередной атаки орков уставший капеллан Обвизио шёл в свою келью, чтобы хоть немного отдохнуть. Навстречу ему попалась весьма странная процессия. Возглавлял её Танкред, корпус дредноута которого весь ощетинился механоруками. К каждой из механорук была прикреплена мультимелта — у капеллана сложилось ощущение, что на Танкред собрал их со всей роты. За дредноутом, завывая и молясь Омниссии, шествовала групка техножрецов в окружении сервиторов. Свежие обрывки проводов на многих сервиторах и некотрых техножрецах красноречиво свидетельствовали о том, откуда у Танкреда взялись механоруки. Каждые 50 метров дредноут останавливался, оборачивался к техножрецам и говорил одну и туже фразу: «А ВЫ ДЕЛАЙТЕ КАК Я — ПРЕВОЗМОГАЙТЕ!». После этого техножрецы немного утихали, а довольный Танкред разворачивался обратно и продолжал своё шествие.
Через несколько часов отдохнувший капеллан покинул келью и первым делом оценил обстановку. Орки атаковали имперские позиции вяло, отдельными группками. Основная же их масса собралась примерно в двух километрах к северу.
«А что происходит?» — поинтересовался капеллан у ближайшего сержата.
«Там Танкред» — отсалютовал тот, — «Взял с собой техножрецов, сказал им «ЧИНИТЕ!» и ушёл жечь орков. Орки, как видите, очень заинтересовались. Они называют его «МУЛЬТИМЕЛТА ВА ВСЕХ ПАЛИТ»

14.
Капеллан Обвизио совершал обряд очищения доспехов в своей келье, когда его отвлёк постороний шум. Откуда-то снаружи кельи доносился смех и одобрительные крики. Капеллан вышел и увидел, что рядом с имперскими позициями навалена настоящая гора дохлых орков, окруженная гвардейцами. В мертвые тела были натыканы остатки орочьей техники, образуя импровизированную лестницу. По ней гвардейцы забирались на верхушку горы, откуда скатывались по свежей орочей крови на лыжах. Некоторые пытались неумело фристайлить, вызывая одобрение публики и аплодисменты. Комиссары косились на них неодобрительно, но массовых расстрелов пока не устраивали.
«Что тут, во имя Императора, происходит?» — озадаченно спросил Обвизио, подойдя к горе.
«НЕДАВНО БЫЛА АТАКА, КАПЕЛЛАН» — из-за бункера неподалеку вышел Танкред — «ОРКИ НА КОПТАХ. НУ И ОНИ САМИ ПРОСЯТСЯ — КАК ПРОЛЕТАЮТ НАДО МНОЙ, Я ИХ ЗА ЛЫЖУ ЛОВЛЮ И ПРЕВОЗМОГАЮ. ТОГДА ИХ ЗАНОСИТ И ОНИ В ЗЕМЛЮ ВРЕЗАЮТСЯ, ТОЛЬКО ЛЫЖА И ОСТАЁТСЯ. ВОТ Я И ПОДУМАЛ — ЗАЧЕМ МНЕ СТОЛЬКО ЛЫЖ?»

15.
Капеллан Обвизио шёл вдоль основной линии обороны, как вдруг услышал диалог:
«Это явно демонхост» — говорил один.
«Да ничего подобного, это демонетка, вон рога» — возражал второй.
«И чего, у демонхоста не может быть рогов? Демонхост это, что я, демонхостов не видел?» — упрямо гнул своё первый.
«Пососи мой лазган, это демонетка!» — распалился второй.
«Демонхост!» — «Демонетка!» — «Демонхост!» — «Демонетка!»
Капеллан завернул за угол и увидел, что два гвардейца спорят, стоя рядом с клеткой. В этой клетке сидело непонятное существо, которое инквизитор привёз с собой в чисто исследовательских целях.
«Разрешите мне» — сказал Обвизио, вклиниваясь между спорщиками и доставая болтпистолет. Те испуганно притихли, а капеллан нацелил болтпистолет на существо и выстрелил. Существо взвыло и издохло.
«Это была демонетка» — заключил капеллан.
«Но почему?» — практически хором спросили гвардейцы.
«Очень просто» — ухмыльнулся под маской Обвизио — «У демонхоста четыре вунды, а у демонетки — одна.»

16.
Капеллан Обвизио с хмурым выражением лица ходил кугами по своей келье. В углу с обречённым молчанием стоял Танкред.
«Танкред, у него, между прочим, внушительный послужной список» — наконец нарушил тишину капеллан.
«НО…»
«Ему за особые заслуги выдали вторую механоруку»
«НО…»
«Тебе следовало быть благодарным за то, что такой прославленный техножрец согласился помочь с ремонтом.»
«НО…»
«А ты?! Да тебе повезло, что после такого нещадного удара о стену у него сбойнуло банки памяти, и он ничего не помнит! Во имя Императора, нам только конфликта с Адептус Механикус не хватало!»
«НО ОН ПЕРВЫЙ НАЧАЛ!»
«Что?» — от удивления капеллан чуть не споткнулся.
«А ЧЕГО ОН СНЯЛ ЛОБОВУЮ БРОНЮ, ЗАГЛЯНУЛ ВНУТРЬ И СКАЗАЛ «О! ДЕАНОНИМИЗАЦИЯ ТАНКРЕДА!»

17.
В полуразрушенное здание, когда-то служившее культистам часовней, первым вошёл Танкред. Разнеся из мультимелты пару подозрительно выглядевших баррикад, он грохнул «ЧИСТО!». После этого в здание зашёл капеллан Обвизио, аккуратно ступая меж трупов врагов.
«Присутствие Хаоса здесь неопровержимо» — озвучил своё мнение капеллан, рассматривая корявые надписи, немыслимыми узорами покрывавшие помещение. Они вились по полу, забирались на стены, охватывали потолок, лезли из каждой щели, переплетались с надписями имперских плакатов, искажая и поганя их смысл, мешая сосредоточиться. Обвизио вздохнул и начал читать молитву, огораживая свой разум от Хаоса.
«КАПЕЛЛАН, У МЕНЯ ВОЗНИК ВОПРОС. МЫ ПОКРЫВАЕМ НАШИ КОРАБЛИ, ЧАСОВНИ, ВАЖНЫЕ ВЕЩИ, НАПРИМЕР МЕНЯ, ПИСЬМЕНАМИ. МЫ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ДЕНЬ ВЫПОЛНЯЛНЯЕМ ОБРЯДЫ, ПРОИЗНОСИМ МОЛИТВЫ. ТАК В ЧЁМ РАЗНИЦА МЕЖДУ НАМИ И НИМИ?» — вклинился в середину молитвы Танкред.
Обвизио сделал знак, прося Танкреда подождать, и продолжил молиться.
«Сказал ли ты мне всё, что думаешь, брат Танкред?» — произнёс капеллан, когда закончил молитву.
«НЕТ. ПОКА ТЫ МОЛИЛСЯ, Я ИЗУЧИЛ НАДПИСИ. СЛОВА, ВЫГРАВИРОВАННЫЕ В НАШЕЙ КЕЛЬЕ, ВДОХНОВЛЯЮТ МЕНЯ НА СВЕРШЕНИЯ. А НАЦАРАПАННЫЕ ЗДЕСЬ ВЫЗЫВАЮТ У МЕНЯ ОТВРАЩЕНИЕ И ЯРОСТЬ К ТОМУ, КТО ИХ НАПИСАЛ» — ответил Танкред.
«В том между нами и разница, что мы способны отличить слово Императора от форсированого говномема» — произнес Обвизио и его взгляд натолкнулся на ненавистное «аж потеплело». Капеллан отвернулся и вышел из здания, напоследок бросив через плечо — «Танкред, всё здесь подлежит уничтожению. Не экономь боеприпасы.»

18.
Капеллан Обвиозо сидел за столом в просторном помещении. Настолько просторном, что рядом с капелланом смог разместиться Танкред. У одной из двух дверей в ожидании стоял сервитор. В другую же вошёл очередной гвардеец, опасливо покосился на двух громадных войнов и сел на стул перед капелланом. Обвиозо поднял со стола лист бумаги и показал его гвардейцу.
«Что здесь изображенно?»
«Т-тиранид, сэр» — слегка заикаясь, ответил гвардеец — «Нечестивая т-тварь, которую следует убить.»
«Хорошо, можешь идти» — махнул рукой капеллан в сторону двери с сервитором — «Следующий»
Еще один гвардеец вошёл и сел перед Обвиозо. Капеллан поднял тот же лист и задал тот же вопрос.
«Тиранид, сэр. Как мне кажется, гаунт, сэр» — бодро ответил гвардеец.
«Хорошо, солдат, можешь идти» — кивнул Обвиозо и позвал следующего. Ситуация повторилась — очередной гвардеец вошёл, сел, и каеллан показал ему тот же лист.
«Э-э-э-э, не знаю» — ответил гвардеец.
Капеллан вздохнул и поднял со стола другой лист, с скаут байком.
«А здесь что изображенно?» — спросил он у гвардейца.
«Э-э-э, не знаю, в первый раз вижу» — ответил тот.
Обвиозо ещё раз вдохнул и сделал знак Танкреду. Короткая вспышка мультимелты оставила от гвардейца горстку пепла. Сервитор с тихим жужанием принялся за уборку.
«ПЯТЫЙ ДОВЕРАСТ ЗА СЕГОДНЯ» — поставил очередную зарубку на стене Танкред.

19.
Капеллан Обвиозо сидел в своей келье и читал рапорты сержантов. Один из них он перечитал дважды, нахмурился и вызвал автора рапорта по воксу. Через пару минут массивный сержант терминаторов вошёл в келью и поприветствовал Обвиозо.
«В семь утра» — сразу перешёл к делу капеллан — «на ваши позиции напали два отряда орков, которых вы уничтожили в рукопашном бою. Расход болтов — 0. Так?»
Сержант терминаторов кивнул.
«Хорошо» — продолжил Обвиозо — «В одинадцать утра на ваши позиции напали три отряда орков, слегка потрёпанные огнём имперской гвардии. Их вы тоже уничтожили в ближнем бою. Расход болтов — 0. Так?»
«Да, всё правильно» — подтвердил сержант — «И в 3 часа дня, и в 5 вечера нападли орки.»
«И всех их вы уничтожили в ближнем бою» — устало продолжил капеллан — «Ну неужели нельзя было высверлить стволы?!»

20.
Капеллан Обвиозо отдыхал в своей келье, когда снаружи раздался грохот главного орудия Василиска. Вроде бы ничего необычного, но снаряды в воздухе обычно свистели, а не орали «За Императора», и после выстрела обязательно был грохот взрыва, а не далекий звук удара чего-то не очень большого о землю. Обвиозо это заинтересовало и он вышел наружу аккурат к очередному выстрелу. Артиллерийская установка выстрелила и капеллан с изумлением увидел, что вместо снаряда из дула вылетел спейсмарин в закопчёной тоге, по параболе пронёсся над имперскими позициями и упал среди орков, угробив при этом минимум шестерых. Почти сразу же спейсмарин вскочил на ноги, выхватил чейнсворд и начал прорубаться обратно к своим.
«Мда, я многое повидал» — подумал Обвиозо, возвращаясь в келью — «Но идиотов, путающих, чем стрелять — Темпларами или темплитами — в первый раз!»

21.
Капеллан Обвиозо проснулся с лёгким чувсвом тревоги. Выйдя из кельи, он не обнаружил ничего необычного — орки всё так же штурмовали имперские позиции, спейсмарины и гвардейцы героически отбивали атаки орков, но капеллана не отпускало чувство какой-то неправильности происходящего. Обвиозо заметил невдалеке знакомый корпус дредноута и поспешил к нему.
«Брат Танкред, я вижу, что с твоего дредноута всё ещё не сняли мультимелту» — поприветствовал Танкреда капеллан — «Послушай, не случилось ли чего необычного во время моего сна?»
«ПО-МОЕМУ, СЛУЧИЛОСЬ, КАПЕЛЛАН ОЧЕВИДНОСТЬ» — повернулся к Обвиозо дредноут — «ВЫ ЗАБЫЛИ, ЧТО Я — БРОНЕНОСЕЦ, ЭТО — СПАРЕННОЕ ПЛАВИЛЬНОЕ ОРУДИЕ, А ЗОВУТ МЕНЯ — БАКОКРАСН.»
Осознание происходящего выбило землю из-под ног капеллана. Задыхаясь, он упал на колени, сорвал с себя шлем и начал неистово молиться Императору. Но заученные слова молитвы срывались с языка незнакомыми звуками, искажая святые слова до неузнаваемости. К битве за Ч0рный Предел присоединился пятый, самый безжалостный бог Хаоса — Перевод.

22!!!
Капеллан зашёл в свою келью, которую делил с братом Танкредом, и фильры его шлема уловили в воздухе дым лхо. На кровати (если можно так назвать прямоугольный кусок стали на массивных ножках), под огромным покрывалом, лежало что-то явно большее, чем Танкред и тихо хихикало. Держа крозиус наготове, капеллан подошёл к кровати, отдёрнул покрывало и в удивлении отскочил. Там, обнявшись, лежали Танкред и XV8 «Кризис». «Кризис», хихикая, нежно поглаживал (или поглаживала) Танкреда по лобовой броне плазменной винтовкой. У воздухозаборника дредноута дымилась целая пачка палочек лхо.
«Я даже не хочу думать, что здесь произшло. Просто для сохранения собственного рассудка» — произнёс Обвиозо, когда к нему вернулся дар речи — «Но тебе самому-то не противно? Ксенофилия же!»
«БЫЛО ПРОТИВНО» — пророкотал Танкред, исторгая клубы дыма — «НО Я ПРЕВОЗМОГ!»

23.
Капеллан Обвиозо стоял на переднем крае обороны в окружении гвардейцев, спешно снаряжавших тяжёлые болтеры. Орки неуправляемой толпой неслись на имперские позиции, потряссая оружием, стреляя в воздух и оглашая окрестности громогласным «ВАААААААГХ!»
«Огонь!» — скомандовал Обвиозо, как только орки оказались в зоне поражения. Болтеры загрохотали, посылая сотни снарядов в сторону окров. Капеллан скептически хмыкнул — большая часть болтов ушла в «молоко», упало лишь два орка из всего строя — и подошёл к ближайшим гвардейцам, снаряжавшим тяжёлый болтер для следующей очереди.
«Посторонитесь» — коротко приказал Обвиозо гвардейцам, поднял болтер вместе с лафетом, и, почти не целясь, короткой очередью от бедра срезал трёх орков.
«Ух ты!» — в восхищении уставились на него гвардейцы — «Так вот как выглядит в бою совокупная мощь имплантантов, силового доспеха, долгих лет тренировки, общирного боевого опыта и веры в Императора!»
«А ещё» — срезал ещё трёх орков капеллан — «У меня на кубике шестёрки на всех гранях»

24.
В келью Обвиозо влетел запыхавшийся гвардеец и был сразу же остановлен предупредительным окриком капеллана.
«Вот и молодец» — продолжил уже на нормальной громкости Обвиозо — «И не заходи внутрь гексограмм, иначе я не гарантирую тебе, что ты останешься в живых. Я не знаю, чего ожидать от этой твари Хаоса.»
Оторопевший гвардеец едва заметно кивнул, и обвёл взгядом комнату. Немногочисленнная мебель была складированна в углу комнаты, а пол покрывали многочисленные концентрические гексаграммы, состоящие из начертаных священных слов молитв. Капеллан сидел у кромки самой большой гексаграммы, устремив свой взгляд на связанную кошку с кляпом в пасти, лежащую в самом центре комнаты.
«Простите, сэр, но это же кошка» — в недоумении пробормотал гвардеец.
«Не знал, как оно называется, но это определённо тварь Хаоса» — ответил Обвиозо.
«Но это же просто кошка! У меня дома есть…ну, во всяком случае, была такая. Это популярное домашнее животное.» — продолжал удивляться гвардеец.
«В таком случае, я недооценил масштаб проблемы» — задумчиво произнёс капеллан.
«Но это же кошка, она же безвредна!» — настаивал на своём гвардеец.
Обвиозо повернулся к гвардейцу и смерил его взглядом.
«Поверь моему опыту» — произнёс капеллан нравоучительным тоном — «Не стоит доверять существу с когтями, если у него девять вунд.»

25.
Капеллан Обвиозо вышел из кельи на свежий воздух и оторопел. Долго тянувшаяся осада превратилась в побоище. Гвардейцы сорвались с насиженных позиций и теснили орков с огневой поддержкой «Химер» и «Леман Руссов». Двачемарины рубились с орками в ближнем бою. С небес падали дропподы с символиками различных орденов.
«Что здесь происходит?» — окликнул Обвиозо пробегавшего мимо гвардейца.
«Да подсчитали, что мы уже завалили более тридцати девяти тысяч окров» — на бегу ответил гвардеец — «Теперь все спорят, кто завалит сорокатысячного!»
«Но в этом же нет смысла» — изумился капеллан — «Какая кому разница, какой по номеру орк?! Главное — служить Императору!»
«Не знаю. Традиция!» — крикнул уже издалека гвардеец и устремился в гущу боя — «За двести пятьдесят второй караванский!»
Капитан восьмой роты Багровых Кулаков Конкидо чувствовал, то они опаздывают. Дроппод ещё несся к земле, а на визоре уже мелькали «39989, 39990, 39991…» До сорокатысячного орка осталось совсем чуть-чуть. Действовать нужно было быстро.
«Отстегнуться! Встать! Выбить люки! Десантироваться!» — проорал он и первым отсегнул крепления, подавая пример. Десантники его взвода удивлённо переглянулись, а Конкидо уже занёс паверфист над люком.
«Есть лишь Император!» — крикнул он, выбивая люк и тотчас же выпрыгивая, пока дроппод не потерял стабильность из-за нарушеной аэродинамики.
«Он наш щит и наш защитник!» — орал Конкидо, подстёгивая своё падение прыжковыми двигателями. Прямо под ним, в каких-то десятках метров бежал орк. «39998, 39999» бесстрастно сообщал визор. Конкидо стиснул зубы и выставил вперёд паверфист, молясь про себя Императору, чтобы успеть. Орк неожиданно спотокнулся и упал, и в его обращённую небу жопу с противным чавком вошёл павервист капитана восьмой роты по самый наплечник.
«Сорокатысяный!» — пошатываясь, поднялся Конкидо и вознёс к небу паверфист с агонизирующим орком. На визоре напротив цифр «40000» загорелся символ Багровых Кулаков. За спиной Конкидо упал так и не стабилизировавшийся дроппод, сминая оставшихся в нём десантников.

Спасибо неизвестным анонимусам, за отличный креатив.

Реклама